qar
eng
rus
СТАТЬИ И КНИГИ
[Статьи]
Скачать
Views:
1

Сретение
Господа нашего Иисуса Христа праведным Симеоном.
Неделя о страшном суде
.

Во имя Отца и Сына и Святого Духа. Аминь.

Что произошло в этот день две тысячи лет тому назад, когда праведный Симеон встретил Младенца – Спасителя?

Представьте огромный храм, куда приносят множество младенцев. Согласно Закону, когда младенцу исполнялось сорок дней, его несли в храм. Очистившись, мать приносила жертву очищения. Жертва приносилась также и за младенца. И вот, праведный Симеон – Богоприемец благодатью Святого Духа среди множества младенцев распознаёт Спасителя. Это тот праведный Симеон, который во времена Птоломея участвовал в переводе Ветхого Завета на греческий. Когда он перводил слова: «Се Дева во чреве приимет и родит Сына, и нарекут имя Ему Еммануил, что значит: с нами Бог», ему трудно было поверить, что Дева может родить Сына Божия. Засомневавшись, Симеон задумался, что же написать на греческом, и решил слово «Дева» заменить словом «Жена» (женщина). И тогда было ему видение: явился ему ангел и возвестил, что он не вкусит смерти, доколе не увидит Того, Который родится от Девы, т.е. Еммануила, Того, кто есть «с нами Бог», Создателя Вселенной, Бога, явившегося человеком.

Симеон был уже глубоким старцем. По преданию, в отличие от обычных людей, жил очень долго, примерно триста лет, а это означает, что в его жизни уже произошло чудо. Но это была тяжёлая жизнь. Жизнь пожилого человека, переступившего восьмидесяти-летний рубеж, становится весьма нелёгкой, но Симеон с упованием ждал исполнения обетования. В молитвах и мольбах проводил свои дни он, «чающий утешения Израилева, и Дух Святый был на нем», и «пришел он по вдоховению в храм».

Сретение и символически и реально олицетворяет встречу с Господом. Мы видим, что происходит чудо: среди множества младенцев праведный Симеон распознает Спасителя и встречает Его. Да, произошла встреча с Господом, которой он так долго ждал. Но каково было это ожидание? Ждал просто так, ждал, как пройдёт время? Как видим, «Дух Святый был на нем», это значит, жизнь его была глубоко благочестивой, в долгих трудах и молитвах. Некоторые комментаторы даже считают, что он был священнослужителем Ветхого Завета. Таким ожиданием, таким благочестием Симеон удостился узреть Создателя Вселенной, Господа нашего Иисуса Христа. Подошел, «взял Его на руки, благословил Бога».

Затем праведный Симеон молит Господа Бога: ”Ныне отпускаешь раба Твоего, Владыко.” Этими словами он как бы берёт благословение у Господа и таким образом, как написано в сегодняшнем Апостоле, «меньший благословляется большим». В данном случае «больший» – Младенец, «меньший» же – глубокий старец. Посмотрите, по нашим, по человеческим меркам, всё как бы запутано. Очень важно понимать что, когда человек приступает к духовной жизни, в ней, в этой духовной жизни многое происходит иначе, противоречиво: то, что дорого нам в этой жизни, может совсем ничего не стоить в жизни вечной. То, к чему мы стремимся здесь, теряет смысл в вечности. К сожалению, это так: подавляющее большинство наших целей и устремлений не имеет смысла в вечности, так как там иначе спросится с человека; многое из здешнего, земного, там вообще не нужно и, более того, может быть помехой для вечной жизни.

Как уже неоднократно было сказано, нам нужно изменить наше сознание, наша жизнь должна строиться не на том, что мы считаем правильным и как мы считаем правильным, и что такое по нашим меркам правда и правильность, но должны жить так, как того требует от нас Господь. Помните, однажды мы поставили вопрос в знак удивления, чего же требует от нас Господь? Это не так легко понять даже людям церковным, поэтому множество вещей мы должны увидеть, понять и принять иначе, если хотим быть христианами.

Вот праведный Симеон берёт на руки Младенца Иисуса и произносит молитву. Он обращается к Господу с той молитвой, которая каждому из нас так хорошо знакома и, думаю, дорога: «Ныне отпускаешь раба твоего, Владыко, по слову твоему, с миром; ибо видели очи мои спасение Твое». Мы должны знать: главнейшим условием того, что именно праведный Симеон встретил Господа, была его святая жизнь. В Святом Евангелии мы вычитали, что кроме праведного Симеона там была также пророчица Анна, старица, достигшая восьмидесяти четырёх лет, овдовевшая очень молодой, прожив с мужем всего семь лет. Тогда выходили замуж в 14 – 15 лет. Овдовев в 20 – 21 год, будучи совсем молодой, по израильским законам она могла снова выйти замуж, но не вышла, и всю свою жизнь посвятила служению Господу. Ей не было никакого откровения, что она увидит вочеловечшегося Бога. Просто она всем своим существом служила Господу, полностью посвятив себя Ему. В то время, как другие приносили в жертву разных птиц и животных, она принесла себя.

К сожалению, сегодняшние грузины, живя в Новом Завете и считая себя христианами, всё-таки ощущают иногда какую-то внутреннюю потребность принести Господу в жертву животное. Анна же принесла в жертву самоё себя и изо дня в день, как читаем в Святом Евангелии, служила Господу постом и молитвою. Именно этой непрестанной молитвой и постом сподобилась Анна распознать Богомладенца.

В Св. Евангелии неоднократно подчёркивается значение поста и молитвы. Но, к сожалению, сегодня в разных сектах или религиозных организациях, группировках, и даже в самом католицизме, пост практически отвергается. Как можно отвергать пост! Это ведь прямо противоречит Слову Божьему. Пророчица Анна всю жизнь провела в посте и молитвах. Постом, т.е. подвигом (поскольку пост вовсе не диета, а подвиг), служила она Господу, и именно этим сподобилась узреть Господа среди множества младенцев.

Мы ходим в церковь. Но случается, что лень одолевает, и мы не идём. А теперь представьте, что если бы в тот день Симеон не пришёл в храм, и пророчица Анна не пришла бы. Ведь их могло не быть в храме, когда принесли туда Младенца Иисуса. И не удостилась бы они тогда величайшего чуда и безграничного счастья узреть и прижать к груди Творца Вселенной. Когда мы по каким-либо причинам не приходим в храм, тем более, если это субъективные причины, ведь не знаем и не догадываемся, что теряем. Тот, кто живёт духовной жизнью, знает, что может бесконечное число раз молиться, став пред образами, может множество раз, придя в храм, молить Господа, и только иногда,–может быть,– почувствует в сердце прикосновение Господа. Тот, кому посчастливилось испытать это чувство, знает, сколь редко это случается. Редко не потому, что Господь так хочет, а потому, что мы не бываем готовы к встрече с Господом.

Сколько раз бывало: придёшь в храм и чувствуешь, что Господь с тобой, он прикоснулся к твоему сердцу – и на сердце стало теплей. Значит, в этот день ты встретился с Господом. Может, не так непосредственно как праведный Симеон, но хотя бы чуть-чуть, осторожно, едва ощутимо, — встреча с Господом всё же была. Не зря стоял в храме, и Святое Таинство, совершившееся в храме, не прошло впустую мимо тебя, – ты действительно встретился с Господом. Но если бы ты не пришёл в тот день, этого бы не произошло. Поэтому и нельзя пропускать богослужения, особенно по воскресным дням и в Двунадесятые праздники. Никак нельзя. Никак нельзя пропускать домашнюю молитву, т.к. при этом мы упускаем возможность встречи с Господом. Господь приходит тогда, когда сам того желает, а не тогда, когда нам хочется. Ты думаешь: вот приду, когда захочу, тогда и встречу Господа. Не выйдет. Он приходит тогда, когда Сам того желает, а от тебя требует постоянной готовности. Подобное взаимное стремление, подобные отношения соответствуют закону Любви. Но если ты беспечен, и у тебя нет готовности к встрече с Господом, это не согласуется с законом Любви, так как мы чада и ученики того Бога, который зовется Любовью.

Особенно значительны слова: «Ныне отпускаешь раба Твоего, Владыко, по слову Твоему». Можно сказать, праведный Симеон стоит на рубеже Ветхого и Нового Заветов. Если мыслить символически и духовно, слова «Ныне отпускаешь раба Твоего, Владыко» могут означать, что мы молим Господа, чтобы ветхий человек раз и навсегда ушёл от нас, чтобы оставил нас тот ветхий человек, который живёт в нас. Мы приняли Святое Крещение, мы ученики Христовы, но всё равно цепляемся за того ветхого человека, который так прочно засел в нас. Правда, в момент Крещения наша душа очистилась, в наши сердца заронилось духовное зерно, из которого должно взрасти чадо Христово, но ветхий человек не даёт ему прорасти. Духовное зерно – это та закваска, которая должна заквасить три меры муки, мы же не даём вскиснуть всему тесту. Вам хорошо известно, что «закваска» один из иносказательных образов Христа.

И мы, подобно праведному Симеону, должны молить Господа, чтобы ветхий человек раз и навсегда оставил нас. Любой грех, который противоречит Христовым заповедям, находит опору в ветхом человеке. Об этом непременно должен помнить как каждый человек, так и весь народ. Именно народ имеет в виду Симеон, когда, благословляя Богородицу и Обручника Иосифа, говорит: «Се лежит сей на падение и восстание многих в Израиле, и в предмет пререканий» (Лк. 2, 34). Таким образом, явление Христа как бы обусловило падение многих и восстание многих, а каждое слово Господа стало знамением, знамением пререкаемым.

Да, каждое слово Господа – знак Божий. Господь вознесся на Небо, но оставил нам Себя в церкви, в Святом Причастии; Он оставил нам Свое Слово в Святом Писании. Этой благодатью, т.е. Святым Причастием и Словом, которое также источник благодати, Он всякий раз дает нам знак, что Он с нами. Воистину, Он основание восстания многих и падения многих. Что это значит? Это касается не только Израиля ветхого, но и Израиля нового, т.е. христианского мира, это касается каждого христианина, в том числе и нас, народа Грузии. Народ в церкви, слушая Слово Божие, делает свой выбор. Те, которые выберут Бога, будут возвидгнуты, подобно овцам, стоящим одесную, стоящие же по левую сторону, т.е. по своей же воле смешавшиеся с козлищами, низвергнуты будут. Поэтому Слово Божие есть средство, чтобы люди могли опредлиться, чего они хотят, и в зависимости от этого сделать свой выбор.

Давайте зададимся вопросом: почему мы не должны приобщать наших детей к православию? Когда мы детей растим, отправляем в школу, обучаем определённым предметам, лечим, одеваем, кормим и т.д., разве мы их спрашиваем, разве они решают эти вопросы? Разве способен ребёнок делать выбор, пока он мал? Это дело взрослых. В большинстве случаев мы не только не спрашиваем согласия ребёнка, но и мысли такой не допускаем, так как ребёнок не может всё это знать.

Когда речь идёт о благодати, об истине, причём о единственной истине, возникает вопрос: почему мы не должны дать ребёнку религиозное воспитание? Почему? Что плохого в том, чтобы дети получали Божью благодать, общались с Богом? Что в этом плохого? Может, кто-то думает, что дети не хотят этого или не способны понять? Почему же тогда дети с большой радостью причащаются и с любовью слушают Слово Божие в школе или храме? Почему так происходит?

У нас могут отобрать всё, но Бога не отнимут. Церковь это и не храм и не облачения, и не наше здоровье или богатство, но необоримая сила, которой наградил нас Господь, и которую ничто не может одолеть. Пример и подтверждение тому – сретение: когда в Израиле Господь явился Человеком, – и Израиль не признал Господа, – праведный Симеон увидел Его, узнал и прижал к сердцу. Почему? Потому что он жил праведной жизнью и имел правильное разумение о Создaтеле Вселенной. Это ясно из его слов: «ибо видели очи мои спасение Твое, которое Ты уготовал перед лицем всех народов», т.е. праведный Симеон говорит следующее: Ты пришел не только для Израиля, Господи, но для всех народов пришел. Фарисеи не понимали этого, потому и убили Господа. Они думали, что Господь пришёл, чтобы создать могущественное государство Израильское (в обыденном понимании). Они не могли представить, что Он был Богом всех.

Праведный Симеон понимает всё иначе, так, как и должен понимать правоверный. Симеон говорит: «Свет к просвещению язычников», затем: «на падение и восстание многих». Как видим, он имел правильное представление о Господе, Спасителе всех. Таковой же была и пророчица Анна. Лишь они оба узнали Господа, Израиль же не узнал. Когда Господь вознесся, у него было всего около пятисот учеников. Всего пять сотен человек стали его последователями! Все остальные отвергли Его. И каковы были последствия? Израиль как народ и как страна перестал существовать, был уничтожен, поскольку утратил свою функцию, потерял смысл собственного существования.

Сегодня ведутся разговоры о восстановлении храма Соломона и возобновлении богослужений. Богослужений, как таковых, у них уже нет, они молятся в синагогах, но синагога в их понимании не являтся храмом. Восстановление храма и возобновление богослужений практически невозможно, так как отправление ветхозаветного культа входило в обязанности левитов, аароновых потомков (это одно из 12-ти колен Израилевых). У них были очень строгие постановления, и каждый из них хорошо знал, кому что положено делать. Сегодня всё так перемешалось, что невозможно разобрать, кто к какому колену принадлежит. Утерян Ковчег завета, он уже не существует, а это значит, что богослужение практически не может быть восстановлено, как бы сильно ни хотелось. То, что происходит сегодня, это лишь игра на национальных чувствах. Нам-то хорошо известно из пророчества, кто будет помазан на царство (или президентство) в том храме, который будет восстановлен. Это антихрист! Именно его стараниями произойдёт всё это.

Уничтожено всё: и их богослужение, и святыни, и всё национальное, словом, всё, что у них было. Ничего не осталось. Потому что отвергли главное, но Тот Главный, Которого они отвергли, остался, так как в Иерусалиме по сей день существует Православная церковь, христианская церковь, которая несмотря на то, что там всё уничтожено, всё равно продолжает славить Господа. Она непобедима, она всё та же, какой была в Иерусалиме с самого начала, когда в день Святой Троицы Святой Дух снизошел на апостолов, и основалась церковь. Эта церковь существует и поныне, только тот храм и тот народ, каким он был тогда, т.е. ветхозаветный народ, который истинно славил Бога, тот народ уже не существует.

Теперь вспомним Византийскую империю. Кто более или менее знаком с историей, знает, какая безнравственность царила при византийском дворе. Они только на словах оставались православными. Мы знаем, что чуть ли не все византийские императоры умирали не своей смертью. Имею в виду императоров-христиан. Были постоянные мятежи, свержения с престола, кровопролитие, творилась тысяча других безобразий. Разве были они христианами? И каковы последствия? Византия ни как народ, ни как империя не существует. А церковь существует? Существует, в Константинополе. Предаставьте себе огромную Османскую империю, враждебное христианству мусульманское окружение, приведешее к тому, что византийцев уже нет, народ уничтожен, а церковь жива. Церковь непобедима. Если бы византийцы были предаными чадами своей церкви, не на словах, – на деле, не только чином Крещения ( и сегодня многие думают, что христианство есть только крещение), – но реально, сердцем, святостью, самоотверженной любовью, тогда Византия существовала бы по сей день. Стало быть, если хотим спастись, должны хорошенько задуматься над этим.

Поразительно, как или почему продолжаем мы существовать по сей день, поскольку мы совершали страшные грехи перед церковью. Но по Божьей ли милости, покровитвльством ли Пресвятой Богородицы, а может за те достоинства, которых сегодня у нас уже не найти, уцелели мы как народ. Если не одумаемся и не поддержим церковь, не ухватимся за Того, Кто непобедим и Кто всегда был и будет, тогда окажемся в весьма плачевном положении.

Мы приближаемся к Великому посту. Несмотря на то, что церковь непрестанно учит, что пост – не диета, тем не менее, люди, не только нецерковные, но и живущие в лоне церкови не год-два, а все 20, 30 и даже 40 лет, связывают пост только с едой. Можно скзать, это просто беда. Мы не хотим образумиться, так как соблюдать диету намного легче. Все сидят на диете. Кришнаиты намного строже нас соблюдают диету. Они не то что мяса, даже рыбы не едят. Гитлер, говорят, не ел мяса, но зато людей уничтожал безжалостно. Я часто люблю вспоминать слова апостола: «Пища не приближает нас к Богу; ибо едим ли мы, ничего не приобретаем; не едим ли , ничего не теряем», т.е. не имеет значения, что ты ешь. И там же отмечает, что еда имеет духовное значение.

Как странно, начинается самый строгий пост. Постараемся в первую и последнюю неделю, а также по средам и пятницам, не употреблять масла (постного). В этот пост не дозволяется также и рыба и т. п. И вот, перед самым строгим постом церковь нам говорит: что ты ешь – не имеет значения, т.к. еда нас как не приближает Богу, так и не отдаляет от него. Разве может это церковное учение не образумить нас, чтобы мы раз и навсегда уразумели, что христианство – одно, а пост – другое.

Нам даётся возможность спастись, но также существует и возможность погибнуть. Для погибших горько будут звучать слова Господа на страшном суде: «Тогда скажет тем, которые по левую сторону» – козлищам (козёл ведь символ упрямства) – «идите от меня, проклятые, в огонь вечный, уготованный дьяволу и ангелам его». (Мф. 25, 41).

Одно из основных различий между православием и протестантизмом – знаете в чём? Вот обычная протестантская проповедь: «Наш друг Иисус», – говорят они, всегда делая на этом акцент и перекладывая Евангелие из одной руки в другую. Их проповедь – высшее проявление артистизма и подобна театральному представлению. Иисус и действительно наш друг, но ни один святой не дерзал говорить, обращаясь к Господу: Ты, мол, мой друг. Господь сам говорил своим ученикам, что они его друзья. Святые же говорят, и признают, что они лишь непотребные рабы, и даже рабами быть недостойны.

Мы знаем одно из основных свойств Бога – Его неизменность. Он неизменен, не меняется никогда; это означает, что он не может быть сперва сердитым, потом стать добрым и т.д. Он всегда Один и Тот же – всегда Любовь, всегда одинаково любит человека и одинаково заботится о нём, только эта забота проявляется по-разному, и именно так, как это нужно данному человеку. Поэтому мы не должны забывать, что Господь, Который называет нас друзьями и Который умер за нас, не только любящий друг, но и грозный Яхве (Яхве – ветхозаветное имя Бога), и если мы будем помнить это, тогда сумеем избежать множества ошибок.

Некоторые якобы теологи яркими красками разрисовывают реальность. Нельзя расцвечивать реальность яркими красками. Реальность – это то, что есть. Реально то – что можешь погибнуть. И это весьма вероятно для каждого из нас. Есть вечное Царство Небесное и есть место вечной гибели, которое называется адом. Только, это место – выбор самого человека, и когда Господь говорит: «Идите от меня, проклятые», он говорит это тем, кто сам сделал свой выбор. В Евангелии от Матфея ясно видно, как сделали свой выбор поставленные по левую сторону. Господь говотит: «Ибо алкал Я, и вы не дали Мне есть; жаждал, и вы не напоили Меня…». И далее, перечисляяя все телесные нужды человека, даёт им понять, что они не любили Господа. Стоящие по левую сторону удивляются: Господи, как, когда мы не любили тебя? Господь же поясняет: когда ты не любишь человека, когда ты притесняешь другого, особенно того, кто слаб, того, кто в нужде, – знай, ты притесняешь Господа. Когда солдаты били Господа, били Его руками и ногами, плевали на Него, они не знали, что Он – Бог, Творец галактик. Они не знали, но это вовсе не умаляет их грех. Когда ты притесняешь человека, и не знаешь, что этот человек, оказывается, Бог, не можешь оправдаться тем, что, мол, не знал. Какое значение имеет, знал ты или не знал. Любому человеку так же больно, как было больно Господу, ведь у него была такая же плоть, как у нас; так же обидно, как было обидно Господу; так же болит сердце, как болело у Господа. У Него была такая душа и такая же плоть, как и у нас. Поэтому, если хотим осознать, что мы христиане, должны знать, какими качествами должен обладать человек, чтобы называться христианином, чтобы в Судный день Господь не обратил к нам тех горьких слов.

Одно из качеств, которых нам недостаёт, это сочувствие к другому человеку. Мы не в сотоянии постигнуть душу другого человека. Понять душу другого человека – большой талант. Это очень непросто, но мы должны очень постараться. Я уже столько лет священник, столько людей приходит ко мне. Каждый приходит со своей болью, но ещё никто не пришёл и не сказал: «Батюшка, мне так хорошо, дай стану рядом с тобой, чтобы ободрить тебя, ведь и тебе нелегко». Такого ещё не бывало, не припоминаю. Все приходят: помоги, мне так тяжело. Хотя столько нуждающихся приходят ко мне, мне всё же трудно бывает проявлять сочувствие. Да, это непросто – проявлять сочувствие. Почему? Потому что мы падшие во грехе существа. Мы много лет жили в период атеизма. Вместо того, чтобы возделывать наши сердца, сделать их мягкими и нежными, мы всё больше и больше огрубляли их. Мы были безбожники, и это привело к тому, что наши сердца вконец окаменели. Нужны годы и годы, чтобы оттаяли эти сердца, – годы духовной жизни, но только правильной духовной жизни. Мне трудно проявлять сочувствие. Да простит мне Господь! Мне трудно выказывать сочувствие к человеку, мне, имеюшему опыт духовного наставничества, а каково вам, не имеющим подобного упражнения. Поэтому надо много работать над собой, так как способность к сочувствию – обязательное условие нашего спасения. А не то, Господь скажет нам: «Идите, от Меня, проклятые, в огонь вечный». Те люди, – козлища – не умели сочувствовать чужой боли.

Мягкость сердца, которая сродни сочувствию, а также душевная чувствительность, – вот те качества, которыми, вместе с любовью к Богу, непременно должен обладать человек. Если у человека нет любви к Богу, и нет стремления к ней, исключено, чтобы он обладал подобными качествами; если кто думает, что не упражняясь духовно, сможет любить Бога, тот и любовь потеряет, и себя будет лишь обманывать.

Разговариваем ли мы или размышляем, учимся или работаем – всегда должны помнить о Страшном суде. Мы часто говорим о молитве: каким должен быть человек во время молитвы? Святые отцы нас поучают, да и мы часто говорим, что не нужно читать молитвы. Я не имею в виду собственно чтение. Нужно не вычитывать слова молитвы, а молиться, к читаемому присовокупить разум и сердце, особенно если тебе тяжело, и Господь может помочь тебе. Почему так получается, что беседуем с Господом, а правильно подойти к этому не умеем. Я не призываю вас сокращать молитвы. Так и апостол Павел в своём послании не призывает нас не поститься, когда говорит, что пища не имеет значения, что она не приближает нас к Богу. Так же не имеет значения количество молитв, точное выполнение молитвенного правила. Всё это нужно, но не это главное. Главное в молитве – качество. Имеет значение то, что ты хочешь сказать Богу, когда говоришь: «Помилуй!», и если произносишь это механически, получается, что тебе как бы не за что молить о помиловании, а ведь есть за что. Так вот и скажи от сердца, если хочешь быть помилован.

И каждый раз любое слово, с которым мы обращаемся к Господу, в утренних ли молитвах, вечерних или в псалмах – каждое слово к Господу надо говорить от сердца. Когда в Иисусовой молитве мы произносим: «Помилуй!», это не означает, что у меня, мол, сейчас проблемы, ребёнок болен, работы нет – и помоги! – хотя это и так подразумевается, но не это главное. Ведь Господь говорит: ты ищи Царствия Божия, а всё остальное Я дам тебе.

Произнося «помилуй», в первую очередь я признаю, что я, Господи, потерял Тебя, мне трудно быть с Тобой, и помилуй меня, т.е. дай мне силы быть с Тобой, даруй мне счастье быть с Тобой.

Теперь представь себя на том Страшном суде, только ты не знаешь, по какую сторону определит тебя Господь – по правую или по левую. Ведь для каждого из нас наступит час, когда мы, склонив головы, предстанем перед Господом, и Господь укажет нам, куда идти. Задумайся, как это страшно, если скажет: иди по левую сторону. Это ведь приговор навеки, а многие, зная это, остаются беспечными и беззаботными. В Евангелии от Луки Господь иносказательно объясняет тайну спасения: многие станут говорить Господу: «Господи, мы ели и пили пред Тобою». Св. отцы среди них подразумевают и причащающихся христиане: на Твоей трапезе, Господи, ели и пили, были пред Тобой и даже чудеса совершали Твоим именем. А Господь говорит им: «Не знаю вас, делатели неправды.» (Лк. 13, 25-28). Эта минута ждет каждого из нас, поэтому страшна не смерть плоти, а страшна эта минута. Во время молитвы, скажем, читая Иисусову молитву, когда произнесёшь: «Господи, Иисусе Христе» и пока скажешь: «помилуй мя», переживи тот миг, когда Господь скажет, куда тебе стать – одесную или ошуюю от Него. Читая молитву таким образом, ты уже не сможешь молиться на скорую руку. Как ты можешь спешить, когда в этом молитвословии ты должен раскрыть своё сердце пред Господом.

Что касается телесной смерти, благодарение Господу за то, что нам дано умереть плотью, так как через это мы учимся любви. И всем нам да будет дана сила, чтобы могли мы умереть за Христа. Что значит – умереть за Христа? Когда мы умираем за Христа? Когда тебя предают мучениям за Христа, вынуждают отречься от Христа, а ты не отрекаешься. Возможно, не все мы удостоимся этого, но если будет на то Господня воля, может и сподобимся. Кто знает, что будет завтра.

Это одно. Другое же – смерть за родину, в любом её виде. Не обязательно, чтобы была война, но когда каждый человек, который честно делает своё дело, хотя бы один кирпич положит на благо родины, но так, без корысти, – это то же самое. В любом деле может быть много соблазнов. Часто бывает, что человек при деле, а родина ему ни по чём, всё себе в карман гребёт, особенно если ещё и при должности. Если он одолеет соблазн и будет служить родине и людям, будет жить не для себя, а для других: матери, отца, ребёнка, супруга, друга, словом, будет жить для других, – это уже самопожертвование. Для истинно верующего и смерть за Родину –это смерть за Христа, поскольку Родина у нас христианская. Благодарение Богу за это. Если хотим воспитать себя в подобном духе, должны помнить о нашей цели – о спасении, и о страшных минутах Судного дня. Если человек будет помнить о той страшной минуте, когда Господь скажет, стать ему по правую или по левую сторону Его, тогда не страшна будет телесная смерть. Напротив, с радостью подставит грудь пуле, чтобы этим ещё раз подтвердить свою любовь к Господу. Вот это и есть христианство. Другого христианства не было, нет и не будет. Если хотим быть учениками Господа и хотим быть среди тех избранных, о ком Господь говорит: «Много званных, а мало избранных» (Мф. 20, 16), мы должны воспитать себя в подобном духе. В противном случае будем только «званными», т.е. будем теплохладными, и тогда не видать нам спсения. И чего стоит тогда такое наше христианство? Это будет всего лишь фарисейством и пусканием пыли в глаза.

Сегодняшнюю беседу закончим теми прекрасными словами, которые говорит праведный Симеон, когда принимает на руки Господа, и будем молить Бога, чтобы как можно чаще, а то и всегда, иметь возможность встретить Господа в нашем сердце, искоренить из себя того ветхого человека, который цепляется за грешную и безбожную жизнь, и сказать вместе с праведным Симеоном: «Ныне отпущаеши раба Твоего, Владыко, по глаголу Твоему с миром; вко видеста очи мои спасение Твое».

Благодать Господа нашего Иисуса Христа и любовь Бога и Отца и причастие Святого Духа да будет со всеми вами. Аминь.

15 февраля 2004 г.